Святитель Григорий Палама. Вторая неделя Великого поста



Где налицо холодное слово «мое», там, говорят божественные отцы, нет союза любви и Христос изгнан; те, которыми овладела эта страсть (собственничества), тем тогда становятся свойственны себялюбие, сребролюбие, братоненавидение и всякий вид зла, который и ныне позорит их.

Свт. Григорий Палама


Во вторую неделю Великого поста Церковь всегда чтит память святителя Григория Паламы.

Он жил в 14 в. и был архиепископом в Фесалониках. Всю свою жизнь он отдал совершению и защите непрестанной молитвы. В спорах с Варлаамом Калабрийским о святитель Григорий стоял на защите афонских монахов, которые основывали свой жизненный путь на непрестанном делании Иисусовой Молитвы.



Когда Господь Иисус Христос преобразился на горе Фавор и просиял там, как солнце - по утверждениям еретиков XIV века, этот чудесный свет, был обычным светом, какой мы постоянно видим в солнце и других источниках света - светом обычного порядка.

Святитель ГРИГОРИЙ ПАЛАМА, возражая на это, учил, что это был совсем иного порядка свет, ибо он указывал на слова апостольские "Бог есть Свет и нет в Нем никакой тьмы." А символ веры наш, как вы знаете, говоря о Сыне Божием, о Господе Иисусе Христе и Его воплощении на земле, гласит, что Он есть "Свет от Света, Бог истинный от Бога истинного." А о нашем обычном свете Библия говорит, что он не присущ Богу, как вечное свойство самой Его Природы, а сотворен Им во времени: "и сказал Бог, да будет свет - и стал свет" (Быт. 1:3). В конце концов, эта чисто православная точка зрения восторжествовала и противники святителя были посрамлены.

Митрополит Филарет (Вознесенский)




Святитель ГРИГОРИЙ ПАЛАМА, архиепископ Солунcкий (†1359)

Святитель Григорий Палама́, архиепископ Солунcкий, защитник православного учения о Божественном свете. Палама́ стоит в самом центре православной философии. Святость всегда возможна: Присутствие Бога здесь и сейчас, а не где-нибудь в прошлом или будущем или в философских абстракциях - главная тема святителя. Принадлежит к числу последних византийских богословов и Отцов Церкви, он жил незадолго до падения Константинополя под ударами турок - в конце XIII - начале XIV века.


Родился в 1296 году в Малой Азии и был первым ребенком в семье сенатора Константина Паламы. Во время турецкого нашествия семья бежала в Константинополь и нашла приют при дворе Андроника II Палеолога (1282–1328). Его отец был очень набожным человеком. Сохранились сведения, что он практиковал «умную» молитву и иногда даже во время заседаний сената погружался в нее. Рассказывают, что в одном таком случае император Андроник II сказал: «Не беспокойте его, пусть молится». После ранней смерти отца Андроник сам принял участие в воспитании и образовании осиротевшего мальчика, обладавшего прекрасными способностями и большим прилежанием. Григорий без труда освоил все предметы, составлявшие полный курс средневекового высшего образования под руководством Феодора Метохита, и завоевал репутацию блестящего знатока Аристотеля. В возрасте 17 лет он даже прочел лекцию во дворце о силлогистическом методе Аристотеля перед императором и знатными лицами. Лекция оказалась столь успешной, что в конце его учитель Метохит воскликнул: «И сам Аристотель, если бы он был здесь, не преминул бы удостоить ее похвалы».


Император хотел, чтобы юноша посвятил себя государственной деятельности, но Григорий в 1316 году, едва достигнув 20 лет, удалился на Афон, который к тому времени уже был крупным монашеским центром. На Афоне Григорий подвизался в келье неподалеку от Ватопеда под руководством препоподобного Никодима, от которого и принял монашеский постриг. После смерти своего наставника (ок. 1319) он переселился в Лавру святого Афанасия, где провел три года. Затем, начиная с 1323 года, он подвизался в скиту Глоссия, где проводил все свое время в бдениях и молитвах. Через год ему явился в видении святой евангелист Иоанн Богослов и обещал свое духовное покровительство. Мать Григория вместе с его сестрами также приняла монашество.


В 1325 г. Григорий вместе с другими монахами покинул Афон из-за турецких нападений. В Фессалониках принял священнический сан и основал неподалеку от Верии (городок к западу от Фессалоник, где, по преданию, проповедовал апостол Павел) монашескую общину, в которой, наряду с общими службами, практиковалась непрестанная молитва. Пять дней в неделю, затворившись в тесной келье-пещере, находившейся в зарослях на склоне скалы над горным ручьем, он предавался умной молитве. В субботу и воскресенье он выходил из своего уединения для участия в общем богослужении, совершавшегося в монастырском кафоликоне. В эти часы, следовавшие за затвором преподобного, и особенно после литургии, на лице его был виден дивный Божественный свет. Во время священнодействия он всех приводил в слезы и умиление. Многие великие святые мужи удивлялись его добродетельной жизни, за которую он удостоился от Бога дара чудотворений и пророчествования, и называли его богоносцем и пророком.


В 1331 году Григорий Палама снова вернулся на Святую Гору, где он продолжил отшельническое житие в пустыни святого Саввы на афонском предгорье над Лаврой. Эта пустынь сохранилась и до сего дня. Его  даже избрали игуменом монастыря Эсфигмен. Но, несмотря на попечения, взятые им на себя, он постоянно стремился вернуться к безмолвию пустыни.


А между тем в 30-е годы XIV века в жизни Восточной Церкви назревали события, поставившие святителя Григория в ряд наиболее значительных вселенских апологетов Православия и принесшие ему известность учителя исихазма. Слово это происходит от греческого слова «исихия», означающего «тишина», «молчание». Первоначально исихастами (т.е. молчальниками) назывались монахи, ведущие одинокий созерцательный образ жизни, в отличие от монашества общежительного. Вся жизнь исихастов была посвящена исключительно молитве. Эта молитва называется «умной», так как чтобы преуспеть в ней, необходимо было целиком сосредоточить внимание на произносимых словах, отрешившись от всего окружающего. В связи с возросшим влиянием монашества традиция «умной» молитвы была знакома не только отшельникам, но считалась основным «деланием» даже среди мирян. Однако никакой теоретической базы исихазма не существовало. Святитель Григорий Палам был первым, кто сумел богословски обосновать это движение.


Когда Григорий Палама жил на Афоне, в Церкви появились люди, которые обвиняли афонских иноков в ничегонеделании и в ложном учении о молитве. Предводителем этих хулителей, извергавших потоки брани в адрес насельников Афона, был Варлаам Калабрийский, итальянский грек, воспитанник запада. По приезде в Константинополь Варлаам сделал молниеносную карьеру, став профессором богословия и советником императора. В это время вновь возобновились попытки объединить восточное и западное христианство, а Варлаам как нельзя лучше подходил для диалога с латинянами. Он был хорошо знаком с культурными особенностями двух частей когда-то единой Римской империи. Этот автор трактатов по логике и астрономии, умелый и остроумный оратор, всячески издевался над учением афонских монахов об "умной молитве" и об исихии. С издевкой Варлаам и его единомышленники называли Григория Паламу и братию афонских монастырей "исихастами". Именно это наименование, но уже не издевательское, а благоговейное и почтительное, и закрепилось  впоследствии за сторонниками афонского учения о молитве и духовной жизни христианина.



На основании догмата о непостижимости существа Божия, Варлаам объявил умное делание еретическим заблуждением и пытался доказать тварность Фаворского Света. Варлаам учил о Фаворском свете, что он был нечто вещественное, сотворенное, являвшееся в пространстве и окрашивавшее воздух, так как он был видим телесными очами людей, еще неосвещенных благодатью (апостолами на Фаворе). Таковыми же, т.е. сотворенными, он признавал все действия Божества и даже дары Святого Духа: Духа премудрости и разума и т.д., не страшась низвести Бога в разряд тварей, ниспровергая свет и блаженство праведных в Царствии Отца Небесного, силу и действие Триипостасного Божества. Таким образом, Варлаам и его последователи нечестиво рассекали одно и то же Божество на созданное и несозданное, а тех, которые этот Божественный свет и всякую силу, всякое действие с благоговением признавали не созданным, а присносущным, называли двоебожниками и многобожниками.Сам святитель Григорий без устали обличал неправоту Варлаама и полное согласие афонского учения со Священным Писанием и Преданием Церкви. По просьбе афонских монахов, он обратился к Варлааму сначала с устными увещаниями. Но, видя безуспешность подобных попыток, он письменно изложил свои богословские доводы. Так появились «Триады в защиту святых исихастов» (1338). К 1340 году афонские подвижники с участием святителя составили общий ответ на нападки Варлаама — так называемый «Святогорский томос».


Святитель писал: «Напыщенные мирской и тщетной мудростью… думают видеть в нем нечто чувственное и сотворенное.., хотя Сам Просиявший Светом на Фаворе ясно показал, что этот Свет не сотворен, назвав его Царством Божиим...» (Мф. 16:28)


«Воссиял тот Неисповедимый Свет и таинственно явлен Апостолам... в то время, когда (Господь) молился; этим показано, что родительницей этого блаженного видения была молитва, что блистание происходило и являлось от соединения ума с Богом, и что оно подается всем тем, которые, при постоянном упражнении в подвигах добродетели и молитвы, устремляют ум свой к Богу. Истинную красоту свойственно созерцать только очищенным умом.»


«Мы веруем, что Он явил в Преображении не другой какой-либо свет, но только тот, который был сокрыт у Него под завесой плоти; этот же Свет был Свет Божеского естества, поэтому и Несотворенный, Божественный...»


В течение 6 лет продолжался спор Григория и Варлаама. Личная встреча обоих мужей вовсе не привела к положительному результату, но еще более обострила противоречие. На Константинопольском Соборе 1341 года в храме Святой Софии произошел спор святителя Григория Паламы с Варлаамом, сосредоточившийся на природе Фаворского Света. 27 мая 1341 года Собор принял положения святителя Григория Паламы о том, что Бог, недоступный в Своей Сущности, являет Себя в энергиях, как Фаворский Свет, которые обращены к миру и доступны восприятию, но являются не сотворенными. Варлаам и его ученики анафематствованы. Варлаам, хоть и испросил прощение, в июне того же года уехал в Италию, где принял затем римокатоличество и стал епископом Иеракским.


На втором и третьем этапе споров противниками Паламы выступили Григорий Акиндин и Никифор Григора, которые в отличие от Варлаама не критиковали образ молитвы исихастов. Спор принял богословский характер и касался вопроса Божественных энергий, благодати, нетварного света.


Второй этап спора совпадает с гражданской войной между Иоанном Кантакузином и Иоанном Палеологом и происходил между 1341 и 1347 г. Вмешательство Паламы в политическое столкновение, хоть он и не был особенно склонен к политике, привело к тому, что большую часть дальнейшей жизни он провел в заточениях и темницах.


В 1344 году Патриарх Иоанн XIV Калека, приверженец учения Варлаама, отлучил св. Григория от Церкви и заключил в темницу. В 1347 году, после смерти Иоанна XIV, св. Григорий был освобожден и возведен в сан архиепископа Солунского.


В одну из его поездок в Константинополь византийская галера попала в руки турок, и святителя в течение года продавали в различных городах. В турецком плену имел беседы и споры о вере с мусульманами. В отличие от многих представителей поздневизантийской культуры, Григорий Палама сравнительно спокойно относился к перспективе турецкого завоевания, но надеялся на обращение турок в православие; поэтому его отношение к исламу — не воинственное, а миссионерское. В частности, Палама считал ислам примером естественного Богопознания, т. е. признавал Того, Кому поклоняются мусульмане, Истинным Богом.


После освобождения от турок и возвращения в Фессалоники свт. Григорий продолжил пастырскую деятельность в своей епархии. Там его учеником и коллегой стал Николай Кавасила.


Накануне его преставления ему явился в видении святитель Иоанн Златоуст. Со словами "В горняя! В горняя!" святитель Григорий Палама мирно преставился к Богу 14 ноября 1359 года в возрасте 63 лет.









Из всех молитв, какие знаю,

Пою в душе иль вслух читаю,

Какою дышит дивной силой

Молитва «Господи, помилуй».


Одно прошенье в ней, не много!

Прошу лишь милости у Бога,

Чтоб спас меня Своею силой,

Взываю: «Господи, помилуй».


Плыву в житейском бурном море,

Встречаю радости и горе;

От бурь какой спасался силой?

Молитвой «Господи, помилуй».


И горе таяло, и радость

Мне приносила вдвое сладость,



 И все то было дивной силой

Молитвы «Господи, помилуй».


Когда лились от горя слезы

Иль страстные смущали грезы,

Тогда с особой сердца силой

Твердил я: «Господи, помилуй».


Уж близок я к последней грани,

Но все ж горячими слезами,

Хотя с увядшей тела силой

Молюсь я: «Господи, помилуй».


Душа, окончив жизнь земную,

Молитву эту, не иную,

Тверди и там ты, за могилой,

С надеждой: «Господи, помилуй».




Когда Григория Паламу определили возвести на престол Солуни, был ему сон. Видел он двух славных и величественных мужей, одетых, как в солнце, в благодать. Они беседовали о чем-то, и Григорий сознавал себя близ них маленьким. Затем один, указав на Григория, сказал: «Этого я беру к себе в город Архиепископом». То был Димитрий Солунский, беседовавший с Георгием Победоносцем.


Понимаете, возлюбленные? Мы с вами – маленькие, как котята под ногами. А Георгий, Дмитрий и другие страдальцы Христовы, величественны, красивы, одеты в благодать. Мне бывает очень утешительно думать об этом, когда мысли о смерти, тяжелые и холодные, облипают сердце и заставляют вздрагивать.

Протоиерей Андрей Ткачев



ИИСУСОВА МОЛИТВА ИЗГОНЯЕТ ЛЮБЫЕ БОЛЕЗНИ.


Звуковая волна молитвы Григория Паламы "ГОСПОДИ ИИСУСЕ ХРИСТЕ СЫНЕ БОЖИЙ, ПОМИЛУЙ МЯ ГРЕШНОГО " уничтожает звуковые волны которые вокруг вас находятся.

Бесы сходятся туда где произносят их греховные слова.


Вы осудили, или скверное слово произнесли или накричали и сразу же скажите

"ГОСПОДИ ИИСУСЕ ХРИСТЕ СЫНЕ БОЖИЙ ПОМИЛУЙ МЯ ГРЕШНОГО"

и у бесов сразу начинается паника и они разбегаются.


Сначала научитесь молиться языком.

Главное не входить в прелесть.

Не нацепляйте четки и не ходите в них пока не научитесь Иусусовой молитве.

Что бы научиться надо пройти несколько этапов.

Перейти к словесной в умную и в сердечную.

Научитесь сразу же сжигать свои грехи этой молитвой.

Как только осудили, так сразу эту молитву.


И крест.

Креста бесы бояться.

Сначала на лоб.

Затем к пупку.

На 2 см ниже пупка( дьявол заходит именно туда на 2 см ниже пупка).

А мы поражаем эти центры Святой Троицей.


Если часто накладывать на себе и на научить накладывать детей крестное знамение, то потом пусть берут анализ крови, замеряют ваше сердце, кровяное давление и удивляются что с вами происходит.

А происходит излечение, потому что Иисусова молитва исцеляет любые болезни.







Слово Митрополита Ташкентского и Среднеазиатского Владимира (Икима)


Во имя Отца и Сына и Святого Духа!

Дорогие во Христе братья и сестры!


Если бы все злые и пустые слова, когда-либо произнесенные людьми, вдруг зазвучали одновременно, от такого ужасающего грома мгновенно рассыпался бы во прах этот мудрый мир.

Трудно и представить себе подобное.

Однако мы знаем, как от коварных учений и безумных призывов вспыхивали мятежи и войны, разрушались государства и шли на гибель народы.


В слове сокрыто величайшее могущество.

Священное Писание именует Словом пришедшего спасти человечество Сына Божия.

Отец светов восхотев, родил... нас словом истины, чтобы нам быть некоторым начатком Его созданий (Иак. 1, 18).

Дар речи есть бесценный дар Господа человеку.

Но горе тому, кто использует этот дар Божий во зло!


Ни одно сказанное нами слово не исчезает бесследно, за каждое из них мы должны будем дать ответ перед Господом. Безумными, гневными или клеветническими речами можно убить человека. Что еще страшнее, лукавыми словами обольщения можно погубить его бессмертную душу. И ко всему, занимаясь даже кажущейся безобидной, но пустой болтовней, мы опустошаем собственные души.


Проходя поприще Великого поста, вспомним сказанное Святителем Василием Великим:

«Настоящий постник, воздерживает язык от празднословия, сквернословия, пустословия, клеветы, осуждения, лести, лжи и всякого злоречия».


Пост есть углубление в собственную душу для очищения ее тайников и закоулков от скверны греха.

А как сможет углубиться в себя празднослов, если все его устремления — во внешний мир, где он красуется перед другими людьми своими речами?


Пост приводит человека в общение с Богом.

Но как расслышит голос Господень в своей душе тот, кто занят постоянным словоговорением, так что слышит только собственный голос?

Потому-то и предупреждает нас святой апостол Иаков:

всякий человек да будет скор на слышание, медлен на слова (Иак. 1, 19).

Сам Господь наш Иисус Христос удалялся в пустыню для безмолвной беседы с Отцом Своим.

Со времен первохристианских взыскующие совершенства подвижники удалялись в уединенные обители, скиты и пещеры, где души их открывались Богу.

Во вторую Неделю Великого поста мы празднуем память духоносного учителя Церкви, святителя Григория Паламы, утвердившего учение исихазма — благого безмолвия, сопряженного с непрестанной внутренней молитвой.


Святой Григорий Палама родился в семье вельможи и с детских лет был обласкан византийским императором.

Перед ним открывался широкий путь к власти, почету и богатству.

Однако святой Григорий пренебрег служением земному властителю ради высочайшего служения Владыке мироздания.

Двадцатилетним юношей он ушел на святую гору Афон, где под руководством духовно опытных старцев проходил молитвенный подвиг.

Здесь святой Григорий достиг совершенства в умном делании — сосредоточенной духовной молитве, приводящей к непрестанному общению с Богом.


Вернувшись в мир и проходя поприще священнослужителя, святой Григорий сочетал его с жизнью отшельника.

Пять дней в неделю он проводил в уединенном безмолвии и лишь по субботам и воскресеньям отверзал уста для совершения Богослужений и проповедания слова Божия.

Так велика была достигнутая им в подвиге безмолвия духовная сила, что слова святого Григория никто не мог слышать без слез умиления.


В те времена возгорелась ересь варлаамитом, и необходимость борьбы с ней подвигла святителя Григория Паламу на написание богословских трудов.

Эти Боговдохновенные творения обогатили сокровищницу Православной Церкви, открыв пути к совершенству грядущим поколениям подвижников.


Радостной встречей верного служителя Господня с Отцом Небесным стала кончина святого Григория, последними словами святителя были: «В горняя! в горняя!» - и душа его вознеслась в селения праведных.


Благое безмолвие, о котором говорят нам святоотеческие писания — это не простое молчание.

Человек может молчать и в то же время предаваться беспредметным мечтаниям, греховным мыслям, гневу, зависти или гордыне.

Благое же безмолвие есть внутреннее молитвословие, внутреннее молитвенное призывание Господа.


Основу умного делания составляет молитва Иисусова: «Господи Иисусе Христе Сыне Божий, помилуй мя грешного».

Немногие эти слова заключают в себе и покаяние, и исповедание веры, и Богопознание, высочайшему смыслу их посвящены многие тома творений христианских подвижников.

Не только отшельникам и монахам необходима молитва Иисусова, это великое духовное оружие может послужить каждому христианину.

Когда одолевают нас греховные помыслы и бесовские соблазны, начнем повторять про себя Иисусову молитву — и, устрашившись Имени Спасителя нашего Иисуса Христа, оставят нас бесы, враги спасения нашего.


Благое молчание, которое утверждал своей жизнью и своим учением святитель Григорий Палама, — это и преклонение перед величием слова Божия через смирение гордого человеческого языка, которым мы часто пытаемся поучать ближних, сами не зная истины.


Возлюбленные о Господе братья и сестры!


В наши дни высоко взметнулись мутные волны злоречия, грозя захлестнуть и погрести под собою множество человеческих душ.

Этим потоком размыта тонкая перегородка между праведным обличением греха и неправедным осуждением ближнего.

Все ищут виновников общественных бед и неустройств во внешнем мире, но редко кто осознает собственный грех

. Общество заражено враждой, а где царит человеческая ненависть, там нет места Божественной любви.


Тлетворное злоречие поселяется между самими близкими людьми.

Жены осуждают мужей, мужья — жен, дети судят родителей.

Эта язва проникла даже за стены храмов, где миряне дерзают злословить о духовенстве, паства ополчается на пастырей.

Страшно подумать, какой опасности подвергают свои души эти люди, пытающиеся присвоить Господне право судить.

 Един Законодатель и Судия, могущий спасти и погубить; а ты кто, который судишь другого? (Иак. 4, 12).

Непростое наше время породило и обильное словоговорение иного рода.

Повсюду слышатся навязчивые раздраженные толки о талонах и купонах, растущей дороговизне.

Подобные разговоры ни к чему существенному не ведут, однако, вселяют в душу пагубное уныние и страх перед будущим.

Это тревожный знак нашего маловерия и малодушия, шаткости нашей даже в малых испытаниях.

Если бы крепка была наша вера, помнили бы мы обетование Господне о том, что заботящийся о дарах духовных не будет испытывать нужды в хлебе насущном.


Язык — огонь, прикраса неправды; язык в таком положении находится между членами нашими, что оскверняет все тело и воспаляет круг жизни, будучи сам воспаляем от геенны... — предупреждает нас Апостол и продолжает: —

Он (язык) исполнен смертоносного яда. Им благословляем Бога и Отца, и им проклинаем человеков, сотворенных по подобию Божию.


Из тех же уст исходит благословение и проклятие: не должно, братия мои, сему так быть. Течет ли из одного отверстия источника сладкая и горькая вода? (Иак. 3, 6-11).


В эти святые дни Великого поста постараемся же, дорогие братья и сестры, заградить истечение из уст наших горькой воды пустых и злых слов, да ниспошлет нам Господь сладость благодатных молитв, братолюбия и мира.

Прислушаемся к совету святителя Григория Паламы:

«Положи начало жизни совершеннейшей и обнови себя, уготовляя себя к принятию будущих вечных благ».


 Аминь.




Где находятся святые мощи Григория Паламы


В 1368 году, менее чем через десять лет после смерти, что бывает довольно редко, он был канонизован на Константинопольском Соборе. Патриархе Филофей, возглавлявший торжество, написал житие и службу святителю. Мощи святителя Григория были положены в кафедральном храме Святой Софии в Фессалониках. После захвата города турками и обращении храма в мечеть мощи Григория Паламы были вначале перенесены в солунский монастырь Влатадон, а затем в митрополичий собор города. С 1890 года они хранятся в новом кафедральном соборе города, освящённом в 1914 году во имя этого святого.




Проповеди во вторую неделю Великого поста



Во второе воскресенье Великого поста Церковь торжественно празднует память святителя Григория Паламы, архиепископа и чудотворца Солунского.

***

Догматика Православной Церкви сложна. Сложна не так, как сложна теоретическая физика или иная мудреная наука с малым числом адептов. Сложность заключается не только в высоте предмета, и в необходимых (длительных и напряженных) интеллектуальных усилиях по его освоению и проч. Нужна жизнь по Евангелию, прежде всего. Потом, по мере исполнения заповедей и постоянного стремления к Богообщению, откровение тайн может прийти, как дар от Бога. Может прийти, но не обязано придет. Были ведь и ныне есть многие чистые по жизни люди, искренние угодники Бога, но не получившие доступ в то святилище, откуда выносится разумение догматов и способность их изъяснять. Необходимое сочетание благодатной опытности и высокой умственной культуры делает отцов Церкви чрезвычайно редкими представителями человечества.

Описывая жизнь Моисея законодателя в одноименном труде, Григорий Нисский объясняет трехчастную периодизацию жизни Моисея. 40 лет тот провел при дворе фараона, 40 лет пас овец тестя, 40 лет водил Израиля. Эти три равновеликих периода соответствуют, по мысли св. Григория, а) постижению светской мудрости, б) деятельному очищению души и аскетизму и в) тайнозрению и постижению сокровенного. Такие же необходимые этапы можно прослеживать и в жизни отцов Церкви, допущенных Богом до постижения и изъяснения догматов.

Вначале нужно возмужать и окрепнуть, начать мыслить не как младенец, а как зрелый человек. (См. 1 Кор. 13:11) Затем предстоит войти в труд деятельного к Богу восхождения. Это путь пустыни, внутренних усилий, молитв и аскетических трудов. Если он проходит правильно, если душа претерпевает необходимые изменения (очищается ум, увядают страсти, приобретается опыт, разум уже не скользит по поверхности, но проникает вглубь веры и проч.) то Бог может ввести человека в нечто большее, не прогнозируемое заранее и трудно поддающееся описанию. Там, в третьей фазе восхождения, знание становится ведением и в существо человека, как в скинию, совершается вселение Божества. Вино молодое вливается в приготовленные и прочные мехи, которые не прорвутся. Прежние знания, накопленные, как над книгой и в разговоре с мудрыми, так и приобретенные затем в одиночестве своей личной «пустыни», обращаются на то, чтобы изложить внятно и максимально точно доступную правду о Боге.

Пользуются впоследствии этой изъясненной правдой очень многие. Работает удивительный закон: Бог находит кого-то одного, этого одного воспитывает и возводит к Себе, чтобы через него потом просветить и образумить великое множество. Так найден Авраам, Моисей, Давид, Павел, Василий Великий, Григорий Палама, другие.

Здесь же таится и некая сложность, понятная в аналогии. Пользователей мобильной связи сотни миллионов или более того. Но понимают принципы работы мобильной связи очень немногие. Остальные просто «горды за человечество». Так же и в религиозной жизни. Евреи гордились Моисеем, плохо понимая, чему же именно он их учил. Отсюда их слова: «Мы Моисеевы ученики. Мы знаем, что с Моисеем говорил Бог; Сего же не знаем, откуда Он» (Ин.9:28-29). Но тот Моисей, которого они признают учителем, на самом деле судья для них. И вот Христовы слова об этом: «Не думайте, что Я буду обвинять вас пред Отцем: есть на вас обвинитель Моисей, на которого вы уповаете. Ибо если бы вы верили Моисею, то поверили бы и Мне, потому что он писал о Мне. Если же его писаниям не верите, как поверите Моим словам?» (Ин. 5:45-47)

Так же и мы можем повторять исповедальные формулы Символа или молитвенные тексты, не до конца проникаясь ими, не вполне живя их смыслом. Зато с лихвой можем компенсировать недостаток духовного опыта конфессиональной гордостью. Не будут ли и нам судьями Василий Великий, Иоанн Златоуст, Григорий Палама и прочие светильники веры? Вопрос более чем серьезен. В отношении отцов необходимо чтение, но не только почитание. Необходимо постепенно восходить вслед за отцами в область им доступного света. Пусть отцы идут далеко впереди, но и мы не должны просто стоять у подножия горы в ожидании, что учитель, как некогда Моисей, снесет нам сверху некие скрижали. Стоять у подножия просто небезопасно, поскольку в ожидании откровения, народ начинает «есть и пить», а потом «играть», т.е. безумствовать в идолопоклонстве. Именно так было у евреев. Нужно именно восходить в гору по стопам учителей. Восходить медленно, осторожно, рассчитывая силы, не отрываясь от идущих позади и не наступая на пятки идущим впереди, но нужно восходить. Тогда наследие отцов будет осваиваться и жизненно применяться, а не стоять на полках в красивых переплетах и служить темой гордых споров о первенстве.

Палама был образованный человек, прошедший монашеский искус на Святой Горе и избранный Богом для управления словесной паствой. Его жизнь вполне соответствует тому трехчастному восхождению, которое описывает Григорий Нисский, говоря о Моисее. И учение его заключается не только в защите священнобезмолвствующих, в учении об энергиях Божества и в связи с этим, о Фаворском свете. Это – ароматное вино для зрелых духом. Для простых людей у Григория было молоко нравственных назиданий. Так и было явлено ему однажды двоякое свойство епископского служения. Ангел подал Григорию сосуд с молоком, которое по мере питья становилось уже ароматным вином. Означало это, что учить нужно не всех всему, но соизмеряя высоту учения с высотой жизни слушающих. Одних следует поить чистым молоком здравого учения, как новорожденных младенцев (См. 1 Пет. 2:2) Других (окрепших и усовершившихся) – вином великих догматов.

Рассудим о себе, поминая святого. Не будем хвататься за кувшин с вином, если по возрасту нам положено молоко начальных учений. Но будем пить (постигать и потреблять на пользу) предназначенное для нашего чина, чтобы не скучать у подножия Фаворской горы (на ней Григорий видит славу Господа) и не соблазняться от скуки идолопоклонством, но постепенно восходить в горы, «откуда придет помощь моя» (Пс. 120:1)

Протоиерей Андрей Ткачев




Тропарь, глас 8

Православию наставниче, святителем украшение, Богословцем поборниче непобедимый, Григорие чудотворче, Солуню великая похвало, проповедниче благодати, моли Христа Бога спастися душам нашим.


Кондак, глас 4

Ныне время деятельное явися, при дверех суд, востанем убо постящеся, принесем слезы умиления, милостынями, зовуще: согрешихом паче песка морскаго, но ослаби, Содетелю всех, яко да приимем нетленныя венцы.


Молитва святителю Григорию Паламе, архиепископу Солунскому

О, треблаженная и честная воистину и превожделенная главо, безмолвия державо, монашествующих славо, общее богословов и отцев и учителей украшение, апостолов сподвижниче, исповедников и мучеников безкровный ревнителю и венчателю словесы и деяньми и благочестия поборниче и воеводо взбранный, божественных догматов высокий изъяснителю и учителю, прелести многоразличных ересей потребителю, всея Церкве Христовы предстателю, и страже, и избавителю! Ты и преставлься ко Христу назираеши убо и ныне стадо твое и всю Церковь свыше, болезни различныя исцеляя и словесы твоими вся управляя, и ереси изгоняя, и многообразных страстей избавляя. Приими же и наше сие моление и избави нас от страстей и искушений, и треволнений, и бед, и ослабу и мир и благоденствие нам подаждь, о Христе Иисусе Господе нашем, Емуже слава и держава подобает со безначальным Его Отцем и Животворящим Духом, ныне и присно и во веки веков. Аминь.


АКАФИСТ СВЯТИТЕЛЮ ГРИГОРИЮ ПАЛАМЕ, АРХИЕПИСКОПУ СОЛУНСКОМУ





В церкви в этот день читается Евангелие от Марка, глава 2, стихи 1-12


1. Через несколько дней опять пришел Он в Капернаум; и слышно стало, что Он в доме.

2. Тотчас собрались многие, так что уже и у дверей не было места; и Он говорил им слово.

3. И пришли к Нему с расслабленным, которого несли четверо;

4. и, не имея возможности приблизиться к Нему за многолюдством, раскрыли кровлю дома, где Он находился, и, прокопав ее, спустили постель, на которой лежал расслабленный.

5. Иисус, видя веру их, говорит расслабленному: чадо! прощаются тебе грехи твои.

6. Тут сидели некоторые из книжников и помышляли в сердцах своих:

7. что Он так богохульствует? кто может прощать грехи, кроме одного Бога?

8. Иисус, тотчас узнав духом Своим, что они так помышляют в себе, сказал им: для чего так помышляете в сердцах ваших?

9. Что легче? сказать ли расслабленному: прощаются тебе грехи? или сказать: встань, возьми свою постель и ходи?

10. Но чтобы вы знали, что Сын Человеческий имеет власть на земле прощать грехи, – говорит расслабленному:

11. тебе говорю: встань, возьми постель твою и иди в дом твой.

12. Он тотчас встал и, взяв постель, вышел перед всеми, так что все изумлялись и прославляли Бога, говоря: никогда ничего такого мы не видали.


Перейти к толкованию Евангелие от Марка, глава 2, стихи 1-12



Интересные страницы:

Вселенская родительская суббота 3-й недели Поста. День особого поминовения усопших

Неделя 3-я Великого поста. Крестопоклонная

Неделя 4-я Великого поста. Преп. Иоанна Лествичника

Мариино стояние

Похвала Пресвятой Богородице. Суббота Акафиста– в пятую неделю поста.