Светлый четверг

Четверг Светлой седмицы

Светлая седмица, или Пасхальная неделя, — это первые семь дней празднования Пасхи. Длится седмица от дня Пасхи, воскресения Христова, до Фоминой недели.

Каждый день после Литургии верующие обходят храм праздничным крестным ходом, который сопровождается трезвоном — особым пасхальным колокольным звоном.


Начиная со дня Пасхи и до ее отдания (на сороковой день, в праздник Вознесения Господня) православные люди встречают друг друга пасхальным приветствием «Христос Воскресе!», «Воистину Воскресе!».

Вместо утренних и вечерних молитв поют Пасхальные часы. Часы Святой Пасхи — это молитвы, которыми в Пасхальную седмицу заменяутся обычные молитвословия перед Литургией.



Первый четверг после Пасхи так же продолжают радоваться воскресшему Христу, звонить в колокола, посещать церковные службы и ходить крестные ходы. Празднование заканчивалось, но ещё стояли на столах куличи (паски), крашенки и звучало всюду «Христос воскрес!» Так дозволялось приветствовать в течение 40 дней — до самого Вознесения.

Православные христиане при возможности стараются во все дни этой седмицы побывать в храмах, где продолжаются богослужения Светлого Христова Воскресения, алтарные Царские врата отверсты, а вокруг церквей и монастырей совершаются Пасхальные крестные ходы. В каждом алтаре до Светлой субботы пребывает освященный за Пасхальной службой хлеб – артос, похожий на большую просфору, который будет раздробляться и раздаваться верующим в ближайший субботний день.


Проповеди протоиерея Вячеслава Резникова в Светлый четверг.


О рождении свыше

Ин.3:1-15.


Христос воскресе!

И днем, и ночью приходят к Господу Иисусу ученики. Днем – те, кто обрел решимость все оставить и последовать за Ним. А ночью – кто, хотя и тянется к истине, но еще не в силах оставить мирских привязанностей, не в силах подняться выше мирских страхов. А Господь всех принимает. Каждому дает то, что он может вместить, и каждого подвигает на большее и на лучшее.

Однажды ночью пришел и Никодим, один из начальников иудейских. Он пришел и заговорил об одном, а Господь сразу заговорил с ним о другом, о главном, о необходимости заново родиться, если хочешь быть с Богом. «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия». Никодим удивленно спросил: «Как может человек родиться, будучи уже стар»? Какое может быть рождение, когда скоро смерть? На что Господь ответил: «Истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие».

Здесь Господь говорит о Святом Крещении. Как в рождении по плоти: младенец находится в материнской утробе в полной тьме, и вдруг выходит в ослепительный свет. Его сразу окружает множество предметов, на него начинают действовать воздушные перемены, он слышит голоса родителей. Для него все новое, но ребенок не сразу осознает, что с ним произошло. Лишь постепенно развивается способность ощущать и запоминать. Лишь постепенно он осваивается в Божьем мире, но потом уже и не представляет, как могло быть иначе, как он мог не существовать?

Так и во Святом Крещении. Человек рождается от воды и Духа в жизнь вечную. Сын плотских родителей усыновляется Небесному Отцу, Который есть Дух. И как свет Божьего мира не сравним с утробной тьмой, так и свет Царствия Небесного не сравним с этим миром. Увидевший этот свет уже не представляет, как он мог жить без него.

И даже когда крестившийся не испытывает сразу полноты чувств, – все равно: событие произошло, и теперь он будет духовно расти и все отчетливее слышать голос Отца Небесного, о чем Господь и сказал Никодиму: «Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит, и куда уходит».

Не знаем, откуда, не знаем, куда, но знаем, что везде звучит для нас этот голос Духа: и в церковном богослужении, и в Священном Писании, и в подвигах истинных христиан, и в премудром устроении мира. И пасхальная радость, которую мы переживаем в эти дни, – тоже голос Духа. Казалось бы, откуда это? Мы же видим, что люди умирают, знаем, что и нас ждут врата смерти и тления. Так откуда же у нас радость, откуда надежда? Не знаем, откуда приходит и куда уходит, но знаем, что это есть. И настолько это есть, что заглушить этот голос не смогли и не смогут, как писал Апостол Павел, «ни скорбь, ни теснота, ни гонения, ни голод, ни нагота, ни опасности, ни меч» (Рим.8:35).

Все мы от этого Духа родились, и пусть мы еще младенцы духовным возрастом, но и мы в эти дни, вместе с совершенными радуясь о Господе Спасителе нашем, несем друг другу великую весть:

Христос Воскресе!



О том, что первично

Лк.7:36-50.


Однажды некто из фарисеев просил Господа Иисуса Христа «вкусить с ним пищи; и Он, вошед в дом фарисея, возлег». Хозяин тщательно наблюдал за Ним. Фарисеям было свойственно наблюдать: руки ли кто перед вкушением пищи не омыл, или что другое сделал не по правилам. Очень важной стороной ритуальной дисциплины было – не прикасаться к чему-либо, способному осквернить. И вот, фарисей видит, что некая «женщина того города, которая была грешница, узнавши, что» Иисус «в доме фарисея, принесла алавастровый сосуд с миром; и, ставши позади у ног Его и плача, начала обливать ноги Его слезами и отирать волосами головы своей, и целовала ноги Его, и мазала миром». В другой раз фарисей прямо обвинил бы Иисуса, что он позволил грешнице прикоснуться к себе. Но тут задачей лукавых наблюдателей было – разоблачить Его, как самозванца, незаслуженно окруженного народным почитанием. И поэтому фарисей просто с удовлетворением отмечает в себе: «Если бы Он был пророк, то знал бы, кто и какая женщина прикасается к Нему, ибо она грешница». Но Господь тут же ответил вслух на этот мысленный укор, тем самым сразу указав на главное заблуждение фарисея. И – начал говорить о грехе и прощении.

Грех, это не какая-то несмываемая печать, вроде проказы. Грех может быть исправлен обоюдными усилиями Бога и человека. А истинное соотношение этих усилий раскрывается в притче о двух должниках. Рассказав ее, Господь сказал фарисею: «Я пришел в дом твой, и ты воды Мне на ноги не дал; а она слезами облила Мне ноги и волосами головы своей отерла. Ты целования Мне не дал; а она, с тех пор, как Я пришел, не перестает целовать у Меня ноги. Ты головы Мне маслом не помазал; а она миром помазала Мне ноги. А потому сказываю тебе: прощаются грехи ее многие за то, что она возлюбила много; а кому мало прощается, тот мало любит. Ей же сказал: прощаются тебе грехи твои». Получается, что любовь к Иисусу – причина прощения ей грехов. Но в притче-то было – наоборот: «У одного заимодавца было два должника: один должен был пятьсот динариев, а другой – пятьдесят; но как они не имели чем заплатить, он простил обоим. Скажи же, который более возлюбит его? Симон отвечал: думаю, тот, которому более простил. Он сказал ему: правильно ты рассудил». И выходит, что любовь человека к Богу зависит от количества прощенных каждому грехов.

Дело в том, что этой притчей Господь все ставит на свои места. Как бы нас ни поражали свидетельства любви к Господу истинных христиан, все равно – «в начале было Слово, … и Слово было Бог» (Ин.1:1) со Своей Божественной созидающей любовью, со Своей Божественной готовностью простить. Можно предположить, что эта грешница была та самая, взятая в прелюбодеянии, которой Господь тогда сказал: «Я не осуждаю тебя; иди и впредь не греши» (Ин.8:11). И теперь, после выражения ею своей благодарности, подтвердил: «Прощаются тебе грехи».

Господь не ищет ничего нашего, но – чтобы мы приняли Его дары и своими делами засвидетельствовали об этом. Подобно как апостол Павел отвечает Филиппийцам на их пожертвования: «…Говорю это не потому, чтобы я искал даяния; но ищу плода, умножающегося в пользу вашу. Я получил… посланное вами, как благовонное курение, жертву приятную, благоугодную Богу». Прощение невозможно заслужить, оно дается даром. Сколько кому прощено и кто должен более возлюбить в ответ, это – тайна Бога и человека. Ну а чтобы не ошибиться, – надо просто-напросто понять, что тебе прощены не пятьдесят, а именно 500 динариев.




Евангелие Светлого четверга


В светлый четверг вспоминают беседу Иисуса Христа с фарисеем Никодимом, которая разделяется естественно на две части: в первой части (3—12 ст.) идет речь о духовном возрождении человека, которое необходимо для того, чтобы человек мог стать членом царства Мессии, а во второй (13—21 ст.) Христос предлагает учение о Самом Себе и о Своей искупительной жертве за грехи мира и указывает на необходимость веры в Него как в Единороднаго Сына Божия.



Евангелие от Иоанна, Глава 3, стихи 1-15.


1 Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских.

2 Он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви’! мы знаем, что Ты учитель, пришедший от Бога; ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог.

3 Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.

4 Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться?

5 Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе, если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.

6 Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух.

7 Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше.

8 Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа.

9 Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть?

10 Иисус отвечал и сказал ему: ты – учитель Израилев, и этого ли не знаешь?

11 Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели, а вы свидетельства Нашего не принимаете.

12 Если Я сказал вам о земном, и вы не верите,- как поверите, если буду говорить вам о небесном?

13 Никто не восходил на небо, как только сшедший с небес Сын Человеческий, сущий на небесах.

14 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому,

15 дабы всякий, верующий в Него, не погиб, но имел жизнь вечную.




Толкование на  Евангелие от Иоанна, Глава 3, стихи 1-15.


От Блаженного Феофилакта Болгарского


Ст. 1-2 Между фарисеями был некто, именем Никодим, один из начальников Иудейских; он пришел к Иисусу ночью и сказал Ему: Равви! мы знаем, что Ты - Учитель, пришедший от Бога, ибо таких чудес, какие Ты творишь, никто не может творить, если не будет с ним Бог

Когда Иисус был на празднике, то некоторые, по-видимому, уверовали во имя Его; но вера их была нетверда. Ибо, внимая на время Христу не как Богу, а как богоносному человеку, они опять отпадали и от сей самой ничтожной веры. А что они были таковы, это видно из нижеследующего. Сам, говорится, Иисус не вверял Себя им и не передавал всего учения, как неистинно верующим, проникая в сердца их (Пс. 93, 11; Иер. 17, 10) и зная, что об Нем было в них. Ибо от Него не укрывалось, каков был помысл в каждом человеке, по-видимому, верующем. Таков почти был и Никодим. Верил и он Иисусу и, кажется, говорил иудеям в пользу Господа, именно: что нужно судить Его по внимательном исследовании (Ин. 7, 50-51). Да и после распятия при погребении он также показал много заботливости и щедрости. Однако же он не веровал, как должно было. Придерживаясь еще слабости иудейской, он приходит к Иисусу «ночью» из страха от иудеев (Ин. 19, 38. 39); называет Его Учителем, как простого человека, ибо такое имел понятие об Нем, почему и прибавляет, что никто не может творить таких чудес, если не будет с ним Бог. Видишь ли, он приходит к Иисусу, как к пророку и человеку, любимому от Бога. Что же Господь? Он не обличает его грозным образом, не говорит, зачем ночью приходишь к Учителю, посланному от Бога, почему не имеешь смелости? Ничего такого не говорит, но милостиво разговаривает с ним о предметах божественных и высоких. Примечай также, что хотя Христос творил много чудес, но настоящий евангелист не повествует ни об одном из них или потому, что об них сказано другими евангелистами, или потому, что они выше подробного повествования.


Иисус сказал ему в ответ: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится свыше, не может увидеть Царствия Божия.

Кажется, слова Господа к Никодиму не имеют ничего общего со словами к Нему Никодима. Но для внимательного откроется много общего. Так как Никодим имел понятие о Христе уничиженное, именно: что Он Учитель и что с Ним Бог, то Господь говорит ему: тебе естественно иметь такое понятие обо Мне. Ибо ты еще не родился «свыше», то есть от Бога, рождением духовным, но еще плотян, и познание, какое ты имеешь обо Мне, не есть духовное, но душевное и человеческое. А Я говорю тебе, что и ты, и всякий другой будете вне Царствия, если не родитесь свыше и от Бога и не получите должного обо Мне понятия. Ибо рождение чрез крещение, внося в душу свет, дает ей возможность видеть или познавать Царствие Божие, то есть единородного Его Сына. Ибо Сын может быть назван как премудростью Божиею, так и Царством Божиим. Царства же сего, Никодим, никто не может видеть или познать, если не родится от Бога. Так и ты, потому что не родился еще духовно, не видишь Меня - Царствия Божия, как должно, но имеешь обо Мне низкое понятие.


Ст. 4-5 Никодим говорит Ему: как может человек родиться, будучи стар? Неужели может он в другой раз войти в утробу матери своей и родиться? Иисус отвечал: истинно, истинно говорю тебе: если кто не родится от воды и Духа, не может войти в Царствие Божие.

Никодим, слыша учение выше, чем человеческое, изумляется и по свойству немощной природы человеческой спрашивает: как это возможно? Это - признак неверия. Ибо где нет веры, там являются вопросы: как это, почему это? Слова Никодима кажутся и смешными, потому что он не помыслил о духовном рождении, а припомнил телесное чрево. Услышав, что если кто не родится «свыше», он подумал, что употреблено вместо: «сначала», «снова», во второй раз, и речь понял в таком значении: если кто не родится «сначала», во второй раз. Посему и говорит: как может, будучи стар, войти во утробу матери своей? Два предмета для него были неудобопонятны: один - рождение духовное, другой - Царствие. Ибо имени Царства Небесного иудеи никогда не слышали. Теперь он недоумевает о рождении. Христос и открывает ему яснее способ рождения духовного. Ибо человек, состоя из двух частей, из души и тела, имеет и образ рождения двучастный. Вода, видимо принимаемая, действует к очищению тела, а Дух, невидимо соединяющийся, - к возрождению невидимой души. Если ты спрашиваешь, как вода может родить, то и Я спрошу, как семя, которое само водообразно, может образоваться в человека? Посему как над семенем телесным все совершает благодать Божия, так и при крещении предлежит вода, но все совершает Дух и молитвенное призывание, а особенно присутствие Бога. Ибо в воде сей совершаются знаки и образ погребения и воскресения. Три погружения - знак тридневного погребения; потом человек воскресает (выныряет), как Господь, нося светлую и чистую одежду нетления, а тление погрузив в воде.


Ст. 6-8 Рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа есть дух. Не удивляйся тому, что Я сказал тебе: должно вам родиться свыше. Дух дышит, где хочет, и голос его слышишь, а не знаешь, откуда приходит и куда уходит: так бывает со всяким, рожденным от Духа

Господь, отвлекая внимание Никодима от рождения плотского, говорит: рожденное от плоти есть плоть, а рожденное от Духа - дух, то есть человек, родившийся крещением, становится духовен; ибо слово «дух» ты должен разуметь вместо: «духовный». Правда, крестившийся не делается духом божественным, но, получив Духом сыноположение, благодать и честь, удостаивается быть духовным. Видя же, что Никодим и еще смущается, говорит: не удивляйся. Потом пытается учить чувственным примером. Дух, говорит, дышит, где хочет, и голос его слышишь, однако же не знаешь его направления, потому что он неудержим и беспрепятствен и по силе природы имеет стремление во все стороны. Если говорит: «дышит, где хочет», то не потому, будто ветер имеет способность свободного выбора и желания, но потому, что хочет (как я сказал) указать на естественное его движение и неудержимую силу. Если же не знаешь, где и как дышит ветер, сей дух, подлежащий чувству, то как хочешь уразуметь возрождение от Духа Божия? Если сей дух не может быть задержан, то тем более не подчинится законам природы благодать Духа Святаго. Да постыдится духоборец Македонии и предшественник его Евномий. Первый поставляет Духа в раба, однако здесь слышит, что ветер дышит, где хочет, и, следовательно, тем более Дух имеет самовластно движение и действует, где и как хочет. А Евномий, прежде погрешив в сем же самом и назвав Духа тварью, до того простер свою дерзость, что будто он знает Бога так же, как самого себя. Пусть же слышит, что он не знает движения и стремления ветра; как же, преступный, дерзаешь присвоить себе знание Сущности Божией?


Ст. 9-12 Никодим сказал Ему в ответ: как это может быть? Иисус отвечал и сказал ему: ты - учитель Израилев, и этого ли не знаешь? Истинно, истинно говорю тебе: Мы говорим о том, что знаем, и свидетельствуем о том, что видели; а вы свидетельства Нашего не принимаете. Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, - как поверите, если буду говорить вам о небесном.

Никодим еще остается с иудейскою немощью; потому опять спрашивает: как это может быть? Посему и Господь, показывая ему, что он спрашивает так от простоты, говорит: ты учитель Израилев; если вспомнишь славные чудеса, совершенные в Ветхом Завете, начиная от сотворения человека и далее, именно: как он сотворен (Быт. 2, 7. 21. 22), как жена создана из ребра, как совершились знамения в Египте, как в Чермном море (Исх. 7, 8, 9, 14), как неплодные рождали (1 Цар. гл. 1) и тому подобное, если сообразишь это, как учитель Израилев, то поверишь и тому, что Я теперь говорю. Притом, Я говорю о том, что знаю и что видел, то есть знаю до точности. Ибо словом: «видели» Он обозначает не телесное зрение, но знание самое точное. Но вы свидетельства «нашего», то есть Моего, не принимаете. Господь говорит это не одному Никодиму, но простирает к целому роду иудеев, до конца оставшихся в неверии. Если Я сказал вам о земном, и вы не верите, то есть если Я сказал вам о возрождении, совершающемся во крещении, и вы не приняли, но спросили: «как?» (называет сие рождение «земным», потому что оно совершается на земле во благодеяние людям, живущим на земле; хотя оно по благодати и достоинству небесное, но мы крещаемся, будучи на земле), - итак, если Я сказал о сем «земном» рождении и нашел вас не верующими, то как вы поверите, если услышите о неизреченном рождении небесном, каким единородный Сын родился от Отца? - Некоторые же под «земным» разумели пример ветра, так что речь представляется в таком смысле: если Я представил вам пример из предметов земных, и вы им не убедились, то как можете учиться предметам более возвышенным?


Никто не восходил на небо, как только Сшедший с небес Сын человеческий, сущий на небесах.

И это, по-видимому, не имеет ничего общего с предыдущим. Но если кто внимательно всмотрится в мысль Господа, то окажется, что и это близко относится к предыдущему. Поелику Никодим называл Господа Учителем и Пророком, то Он говорит: не считай Меня за пророка, сущего от земли, посланного Богом учить, но считай Меня сшедшим свыше, как Сына, а не от земли сущим. Никто из пророков не восходил на небо, а только Я один имею взойти, как и нисшел. Услышав, что Сын Человеческий сшел «с неба», не думай, что плоть сошла с неба. Действительно, Аполлинарий так думал, что Христос, имея тело с неба, прошел чрез Деву, как чрез канал. Но поелику Христос, состоящий из двух естеств, был одна Ипостась или одно Лицо, то названия Человека прилагаются к Слову, и опять названия Слова - к Человеку. Так и здесь говорится, что с неба сшел «Сын Человеческий», потому что Он одно Лицо и одна Ипостась. Потом, чтобы ты, услышав «сшедший», не подумал, что сшедший уже не находится на небе, говорит: «сущий на небесах». Итак, услышав, что сшел, не подумай, что Я не нахожусь там; но Я и здесь присутствую телесно и там восседаю со Отцом по Божеству.


Ст. 14-15 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.

Сказав прежде о возрождении чрез крещение, говорит потом уже и о благодеянии, совершенном для нас чрез крест. Ибо крест и смерть - причина благодати, подаваемой нам чрез крещение, так как при крещении изображаем смерть Господню. Не говорит прямо, что Я буду распят, но напоминает о змие и о древней истории (Чис. 21, 5-9) и таким образом зараз, с одной стороны, научает нас, что древнее сродно с новым и что один и тот же Законоположник Ветхого и Нового Завета, хотя Маркион, Манес и остальное собрание подобных еретиков отвергают Ветхий Завет, говоря, что он есть законоположение злого демиурга (художника); с другой стороны, научает, что если иудеи избегали смерти чрез взгляд на медное изображение змия, то тем более мы избежим смерти душевной, взирая на Распятого и веруя в Него. Сличи, пожалуй, образ с истиною. Там подобие змия, имеющее вид змия, но не имеющее яда: так и здесь Господь - Человек, но - свободный от яда греха, пришедший в подобии плоти греха, то есть в подобии плоти, подлежащей греху, но Сам не есть плоть греха. Тогда - взирающие избегали телесной смерти, а мы - избегаем духовной. Тогда повешенный исцелял от ужаления змей, а ныне - Христос исцеляет язвы от дракона мысленного. Когда слышишь: «должно вознесену быть», понимай так: быть повешену. Ибо Он повешен был на высоте, чтобы Освятившему землю хождением по ней освятить и воздух «Вознестись» понимай и так: быть прославлену. Ибо крест стал поистине высотою и славою Христа. В чем Он казался осужденным, тем осудил князя мира сего. Объясню несколько. Адам умер по справедливости, потому что согрешил. Господь умер не по долгу справедливости, потому что не согрешил. До распятия Господа смерть справедливо властвовала над людьми. А как Господь оказался безгрешным, то диавол что мог найти в Нем заслуживающего смерти? А как Он был умерщвлен несправедливо, то победил умертвившего Его и таким образом освободил и Адама от смерти, справедливо причиненной ему, как согрешившему. - И иначе. Два предмета господствовали над родом человеческим: удовольствие и скорбь. Господь, прошедши чрез то и другое, оказался непобедим. Искуситель сначала приступал к Нему на горе с предложением удовольствия (Мф. 4, 3. 6. 9); но, нашед Его непобедимым чрез это, употребил великую хитрость, навел скорбь, чтобы, по крайней мере, чрез нее овладеть Им, и для сего восставил против Него все: отречение учеников, насмешки воинов, хулу мимопроходящих, смерть от иудеев, но и при этом - нашел Его непобедимым. Ибо скорбь на кресте не могла возбудить в Господе ненависть к распинателям, но Он продолжал любить их и молился за них, говоря: Отче! Не поставь им греха сего (Лк. 23, 34). Видишь ли, как Он победил тем, чем, по-видимому, был побежден. Таким образом, крест стал и возвышением Его, и славою.


Видео-толкование от протоиерея Андрея Ткачева


Ст. 14-15 И как Моисей вознес змию в пустыне, так должно вознесену быть Сыну Человеческому, дабы всякий верующий в Него не погиб, но имел жизнь вечную.




Интересные страницы

Пасхальная лестница

ПАСХА

Светлая седмица

Светлая пятница

Светлая суббота, Артос

Православная мозайка