Евангельская притча о пшеничном зерне

ПРИТЧА О ПШЕНИЧНОМ ЗЕРНЕ    

(Евангелие от Иоанна,  Глава 12)



24  Истинно, истинно говорю вам: если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет, то останется одно; а если умрет, то принесет много плода



ТОЛКОВАНИЕ ПРИТЧИ О ПШЕНИЧНОМ ЗЕРНЕ    



От Святителя Иоанна Златоуста

Что значит, если пшеничное зерно, пав в землю, не умрет? Это Он говорит о Кресте. Чтобы (ученики) не смущались мыслью, что Он умерщвлен в то самое время, когда и язычники начали приходить к Нему, — Он говорит, что это-то самое в особенности и будет содействовать обращению язычников и распространению Его проповеди. Но как слова не так сильно убеждали их, то Он уверяет их в том же действительным опытом, говоря, что так бывает и с пшеницей: она приносит больший плод, когда умрет. Если же так бывает с семенами, то тем более со Мною. Но ученики не поняли Его слов. Это евангелист постоянно выставляет на вид, желая извинить их бегство впоследствии времени. Такую же речь вел и Павел, рассуждая о Воскресении.

Какое же после этого будут иметь оправдание неверующие воскресению, когда оно ежедневно представляется в семенах, и в растениях, и при нашем рождении? Ведь прежде нужно истлеть семени, и потом уже бывает рождение. Впрочем, говоря вообще, — где действует Бог, там нет нужды в умствованиях. Каким образом Он сотворил нас из ничего? Это я говорю христианам, которые говорят о себе, что веруют Писанию. Но я скажу нечто и на основании умствований человеческих. Одни из людей живут порочно, другие добродетельно; но из числа порочных многие доживают до глубокой старости, наслаждаясь счастьем, а с людьми добродетельными бывает противное. Когда же каждый из них получит по заслугам? В какое время? Это так, говорят, но не будет воскресения тел. А разве они не слышат, что сказал Павел: тленному сему надлежит облечься в нетление (1 Кор. 15, 53)? Здесь речь не о душе, потому что душа не подлежит тлению. Да и восстание свойственно тому, что пало; а пало тело. И почему ты не хочешь (допустить) воскресения тел? Разве это невозможно для Бога? Но говорить так — дело крайнего безумия. Или неприлично? Почему же неприлично, чтобы существо тленное, участвовавшее в труде и смерти, приняло участие и в венцах? Если бы было неприлично, то оно не было бы сотворено в начале и Христос не принял бы на Себя плоти. А что Он и принял, и воскресил ее, — послушай, как Он говорит: вложи персты и посмотри, ибо дух костей и жил не имеет (ср.: Ин. 20, 27; Лк. 24, 39). Зачем также Он воскресил Лазаря, если лучше воскреснуть без тела? Зачем поставляет это в ряду чудес и благодеяний? Да зачем и вообще дал пищу? Нет, возлюбленные, не обольщайтесь еретиками. Есть, подлинно, и Воскресение есть и Суд; отвергают их только те, которые не хотят дать отчета в своих делах. И притом Воскресение должно быть такое же, каково было и Воскресение Христово, — потому что Христос есть начаток, первенец из мертвых (Кол. 1, 18). Но если Воскресение состоит в очищении души и освобождении от грехов, а Христос не согрешил, то как мы избавились от клятвы?

Иоанн Златоуст, свт. Творения в русском переводе. В 12-ти тт. Т. 8, кн. 1. Толкование на Евангелие от Иоанна. СПб.: Издательство Санкт-Петербургской Духовной Академии, 1902.


Православная мозайка