Евангельская притча о благоразумном домоправителе, которому поручено раздать хлеб рабам

ПРИТЧА О БЛАГОРАЗУМНОМ ДОМОПРАВИТЕЛЕ, КОТОРОМУ ПОРУЧЕНО РАЗДАТЬ ХЛЕБ РАБАМ  

 (Евангелие от Матфея,  Глава 24)


44 Потому и вы будьте готовы, ибо в который час не думаете, приидет Сын Человеческий.

45 Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, чтобы давать им пищу во время?

46 Блажен тот раб, которого господин его, придя, найдет поступающим так;

47 истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.

48 Если же раб тот, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой,

49 и начнет бить товарищей своих и есть и пить с пьяницами, —

50 то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает,

51 и рассечет его, и подвергнет его одной участи с лицемерами; там будет плач и скрежет зубов.


 (Евангелие от Луки,  Глава 12)

42 Господь же сказал: кто верный и благоразумный домоправитель, которого господин поставил над слугами своими раздавать им в свое время меру хлеба?

43 Блажен раб тот, которого господин его, придя, найдет поступающим так.

44 Истинно говорю вам, что над всем имением своим поставит его.

45 Если же раб тот скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, и начнет бить слуг и служанок, есть и пить и напиваться, —

46 то придет господин раба того в день, в который он не ожидает, и в час, в который не думает, и рассечет его, и подвергнет его одной участи с неверными.

47 Раб же тот, который знал волю господина своего, и не был готов, и не делал по воле его, бит будет много;

48 а который не знал, и сделал достойное наказания, бит будет меньше. И от всякого, кому дано много, много и потребуется, и кому много вверено, с того больше взыщут.




ТОЛКОВАНИЕ ПРИТЧИ О БЛАГОРАЗУМНОМ ДОМОПРАВИТЕЛЕ, КОТОРОМУ ПОРУЧЕНО РАЗДАТЬ ХЛЕБ РАБАМ    


От Блаженного Феофилакта Болгарского (по св. евангелисту Луке)

Петр, как обо всех заботящийся и по братолюбию ревнующий о пользе слушателей и как получивший уже Церковь в свое доверие, спросил (Господа): ко всем ли Он говорит эту притчу? Господь ясно не отвечает ему на вопрос, а прикровенно показывает, что хотя сказанная притча обща и простирается на всех верующих, кто бы они ни были, но относится и к вам — апостолам и вообще удостоенным учительства или предстоятельства. Слушай. Кто верный и благоразумный домоправитель. Вышесказанная притча, — говорит, — многим прилична, а теперь говорит о тех, которые удостоены предстоятельства: недоумеваю, кто окажется имеющим то и другое, т. е. верность и благоразумие. Ибо таковые редки, и трудно находить их. Как в управлении обыкновенным имением, если кто верен своему господину, но неблагоразумен, тот расточает имение господина, ибо не умеет распоряжаться им как должно, когда нужно давать, не дает, а гораздо больше теряет, и равным образом, если кто благоразумен и находчив, но неверен, тот может быть вором, и тем менее уловимым, чем более он благоразумен, — так и в божественных предметах нужны вместе верность и благоразумие. Ибо я знаю многих, которые, по-видимому, и усердны к добродетели, и богобоязливы, и имеют веру, но, поскольку не могли благоразумно распоряжаться церковными делами, повредили не только имению, но и душам. Например, если кто впадет в духовное преступление, но предстоятель не будет благоразумен, а будет иметь только веру, т. е. добродетель бессознательную, то падший может потерпеть вред или от непомерной строгости, или от неуместной кротости его, и не уврачуется, но сокрушится. Итак, кто будет найден верным и благоразумным, тот поставлен будет над слугами Господа, т. е. над всеми рабами Его, чтобы каждому в свое время раздавать определенную меру хлеба, т. е. или догматическое учение, которым питаются души, или образец деятельности и начертание как должно жить. Если он будет найден поступающим так, то блажен, и Господь поставит его над всем имением своим, не только над рабами, но и над всем поставит его, удостоив его высшей степени, так что ему будет покоряться земное и небесное, каковы были, например, Иисус Навин и Илия. Один из них повелевал солнцу, а другой — облакам небесным (см.: Нав. 10, 12; 3 Цар. 17, 1). Да и все вообще святые как друзья Божии пользуются достоянием своего Друга. И у друзей обыкновенно все бывает общее (см.: Деян. 4, 32). И всякий, кто при безмятежной жизни упражняется в деятельной добродетели и подчиняет себе рабские страсти — гнев и похотение, давая каждой из них в свое время определенную меру пищи, гневу, например, ненависть к ненавидящим Господа и раздражение против врагов Его (см.: Пс. 138, 21), похотению — заботу только о необходимом для плоти, а всецелое устремление — к Богу, всякий таковой блажен: он достигнет и созерцания, и будет поставлен над всем имением (сущим у) Господа, он удостоится созерцательным умом зреть и наблюдать все, не только существующее не само по себе, но и то, что в собственном смысле существует, т. е. вечно.

Горе таким рабам, которые, получив дарование духовного настоятельства, губят вверенное им домостроительство, пьют и упиваются, будешь ли понимать сие о чувственном пьянстве (ибо и это случается с худыми настоятелями церквей, расточающими имение бедных), или будешь разуметь под пьянством развращение ума в учении и распоряжении имением. Такие предстоятели бьют слуг и служанок, т. е. соблазняя слабейших членов церкви, убивают их совесть. Ибо слабый и малодушный, увидев, что я — архиерей — веду худую жизнь, соблазняется сим и убивается совестью, принимает удары в сердце и делается еще слабейшим. А все это случается с лукавым рабом от того, что он в сердце своем сказал: не скоро придет господин мой. Ибо такого рода поведение происходит от беспечности и неразмышления о часе кончины. Если же бы мы содержали в мысли, что Господь идет, что при дверях кончина мира и конец нашей жизни, то мы грешили бы менее. — Примечай и наказание. Рассечет, — говорит, — его, т. е. лишит дарования учительства. Чтобы кто-нибудь не подумал, что дарование это поможет ему избавиться от сильного наказания, Он говорит: как поможет ему дарование, когда он в то время не будет иметь его? Ибо быть рассеченным пополам — значит быть лишенным благодати. Таковой, будучи плотью, а не духом, окажется тогда достойным сожаления, поскольку, по апостолу, мы тогда живем по духу, когда Дух Божий живет в нас (см.: Рим. 8,9). А кто найден будет ходившим не по духу, но по плоти и непричастным духовной жизни, тот поставится в ряду с неверным, поскольку осудится с миром неверным, как не получивший никакой пользы от мнимой веры. Ибо истинной веры в нем не было. Если бы в нем была истинная вера, он был бы верным домостроителем. А теперь, поскольку он пил, и упивался, и расточал принадлежащее господину, очевидно, что не имел истинной верности, какая требуется от домоправителей. Поэтому справедливо часть его полагается с неверными. Ибо, лишенный дарования и разоблаченный, он оказывается поврежденным, а не совсем целым.

Здесь Господь представляет нам нечто более важное и ужасное. Таковый, — говорит, — не только дарования лишится и не найдет в оном пособия к освобождению от наказания, но величие достоинства сделает его повинным еще большему осуждению. Ибо чем более знает согрешающий, тем больше он заслуживает себе наказания. В дальнейшей речи раскрывает это еще яснее. Кому, — говорит, — дано много, от того много и потребуется, и кому много вверили, с того больше взыщут. Через это Господь показывает, что наказание, заслуженное учителями, будет большее. Учителям дается и вверяется: дается, например, дарование творить чудеса, врачевать болезни, а вверяется им дарование слова и учительства. Господь сказал: больше взыщут, не при слове дается, но при слове вверяется. Ибо при даровании слова поистине нужно делание, и с учителя взыскивается больше. Он не должен оставаться беспечным, но должен приумножать талант слова. Итак, слова и от всякого, кому дано ты должен разуметь так: кому много отдали в рост. Ибо предметом, отдаваемым под сохранение, здесь Он назвал рост. Иные спрашивают: пусть так, что справедливо наказывается знавший волю господина и не делающий по ней; но почему наказывается тот, кто не знал? Потому что и он мог узнать, однако ж, не захотел, а по беспечности сам сделался виновным в незнании. Итак, он достоин наказания за то, что добровольно не узнал. Устрашимся, братие! Ибо если тот, кто совершенно не знал, достоин наказания, то какое извинение оправдает согрешающих при знании, особенно, если они были учителями? Подлинно, осуждение их очень тяжело.

Феофилакт Болгарский, блж. Толкование на Евангелие от Иоанна. М.: «Лепта», 2005.


От Епископа Мефодия (Кульман) (по св. евангелисту Матфею)

Ожидание Пришествия Христова можно еще сравнить с ожиданием слугами их домовладыки. Представьте, что кто-либо, отправляясь в путь, оставил свой дом в управление слугам, назначив каждому свое дело. Кто же верный и благоразумный раб, которого господин его поставил над слугами своими, над своими домашними, чтобы давать им пищу во время? Блажен тот раб, которого господин его пришед, найдет поступающим так, и не от кого не услышит жалобы на него. Истинно говорю вам, что — уже не только над слугами, но и над всем имением своим поставит его. В этой притче Господь дает предостережение и наставление, главным образом, Своим апостолам и их преемникам — пастырям Церкви Своей: они — по преимуществу Его слуги, которым Он поручил раздаяние даров благодати Своей всем верующим.

<…> Эта притча может относиться и к гражданским начальникам, ибо каждый должен употреблять дары свои на пользу общую. Одарен ли ты премудростью или вручена тебе власть, богат ли ты или имеешь что другое — ты не должен употреблять своих даров во вред своих собратий или для собственной погибели. От упомянутого в этой притче раба требуются две вещи: благоразумие и верность, ибо грех бывает также и от неразумия; раб называется верным за то, что из достояния своего господина ничего не утаил для себя и ничего не расточил напрасно и без цели; а мудрым и благоразумным за то, что умел употребить вверенное ему достояние надлежащим образом. И нам также нужны верность и благоразумие. Если раб и верен, и не крадет, но погубляет имение, расточая его на предметы бесполезные, то и это большая вина. Если же он умеет хорошо распоряжаться имением, но между тем крадет, то и это немаловажное преступление. Пусть заметят это те из нас, которые имеют деньги, так как слова Христовы относятся не к одним учителям, но и к богатым. И тем и другим вверено богатство: учащим более необходимое, а вам менее необходимое. Если учителя щедро расточают блага более важные, а вы не хотите оказать щедрости и маловажным, и не только щедрости, но даже и благодарности, ибо дается чужое, — то какое будете иметь оправдание? А между тем, какое слово достаточно выразит то достоинство, то блаженство, когда Царь Небесный, Коему принадлежит все, поставит человека над всем Своим имением? Потому и называет его мудрым, что верность в малом ведет к приобретению великого: за благоразумное действование он получает здесь Небо.

Далее Иисус Христос поучает слушателя не только представлением награды, предлежащей добрым, но и наказания, угрожающего злым: Если же тот раб, которого господин на время отсутствия поставил над своими слугами, если этот негодный раб, будучи зол, скажет в сердце своем: не скоро придет господин мой, может быть и вовсе не придет, — и начнет злоупотреблять властью ему данной, бить товарищей своих, мучить, соблазнять и развращать их, расточать имущество своего господина, и есть и пить с пьяницами — то придет господин раба того в день, в который не думает, и лишит его всех даров своих, и подвергнет его великим мукам: рассечет его во гневе своем пополам, и подвергнет одной участи с лицемерами, и будет он ввержен во тьму кромешную, там будет плач и скрежет зубов — там будут муки нестерпимые и бесконечные…

Мефодий (Кульман), еп. Святоотеческое толкование на Евангелие от Матфея. Буэнос-Айрес, 2004.



Православная мозайка