Оптинские новомученики. Ферапонт, Василий, Трофим

«Молитесь за монахов — они корень нашей жизни. И как бы ни рубили древо нашей жизни, оно даст еще зеленую поросль, пока жив его животворящий корень».

Архимандрит Иоанн (Крестьянкин)

18 апреля - день памяти о.Ферапонта, о.Василия и о.Трофима.

Три монаха, три светильника, три мученика


В 1993 г . 18 апреля в Пасхальную ночь сатанистом совершено ритуальное убийство трех монахов Оптиной Пустыни: иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта



Радостный пасхальный звон неожиданно перешел в набат. Это старший звонарь Трофим, пронзенный ритуальным ножом, «восстав из мертвых», подтянулся на веревках и ударил в набат, раскачивая колокола уже мертвым телом. Мгновением раньше молча упал инок Ферапонт, получив страшный удар в спину.


Отец Василий спешил на Литургию в Скит, когда убийца нанес ему смертельную рану, перерезав все внутренние органы.

Неожиданная свидетельница-девочка своим чистым взором увидела, что от упавшего иеромонаха в сторону забора метнулась тень черного страшного зверя...

В дневнике о. Василия нашли запись из письма сщмч. Игнатия Богоносца: «Молю вас да не безвременною любовию меня удержите, оставите мя снедь быти зверем, имиже Богу достигнута возмогу»...


Но время ранней Литургии в день Светлого Христова Воскресения 18 апреля 1993 г . в скитский храм даже не вбежал, а как бы вполз послушник Е., оглушив всех страшной вестью: «Братиков убили!» Вскоре вся православная Россия узнала: после ночной Пасхальной службы рука сатаниста 60-сантиметровым ножом с гравировкой «666» прервала жизнь трех Оптинских насельников: иеромонаха Василия (Рослякова), инока Трофима (Татарникова) и инока Ферапонта (Пушкарева).

Казалось, они ничем не отличались от других братий монастыря. Однако внутренняя жизнь тех, кто уходит из мира и посвящает себя только Единому Владыке и Господу нашему Иисусу Христу, – тайна, неведомая даже близким. И потому не случайно именно их Господь избрал сподобиться мученического венца – «самого большого счастья в этой земной жизни» (свт. Иоанн Златоуст).




Какими же они были?

Молчаливый молитвенник инок Ферапонт.

Всех любящий, безотказный, мастер на все руки инок Трофим, которого знавшие его называли ласково Трофимушка.

Сосредоточенный, самоуглубленный иеромонах Василий.


Разными путями пришли они к Богу, но у каждого был миг, когда душа вдруг познала Истину, о чем будущий инок Трофим, переполненный радостью откровения, однажды воскликнул: «Нашел!»


Иеромонах Василий (Росляков). 32 года

Мирское имя — Игорь Иванович. Родился в Москве 23 декабря 1960 г. Окончил факультет журналистики МГУ, но по профессии никогда не работал. Мастер спорта международного класса по водному поло, входил в состав сборной СССР, участвовал в международных соревнованиях в Европе. В одной из таких поездок он познакомился с голландской переводчицей, с которой стал переписываться. За это его обвинили в «шпионской связи с иностранными гражданами» и не пустили на соревнования в Канаду. Расстроенному Игорю верующая преподаватель истории посоветовала сходить в храм. После этого молодой человек оттуда уже не уходил. Удивительно, но продолжая профессионально заниматься спортом, он всегда соблюдал пост и это никак не отражалось на результате. «Главное, чтобы были силы духовные», — говорил он.

По совету известного старца, архимандрита Иоанна Крестьянкина, Игорь бросил спорт и ушел в монастырь. Мать была категорически против: она даже приезжала к сыну в обитель и уговаривала уйти. В монастыре пришлось делать самую разную работу: помогать на стройке, убирать территорию, дежурить у монастырских ворот. Позже нес послушание летописца монастыря. После пострига и рукоположения стал замечательным проповедником и окормлял заключенных в соседнем городе. Через 6 лет после мученической кончины сына его мать Анна Михайловна приняла монашеский постриг с именем Василиссы.

Покажи мне, Владыка, кончину мою,

Приоткрой и число уготованных дней,

Может, я устрашусь оттого, что живу,

И никто не осилит боязни моей.

Приоткрой, и потом от меня отойди,

Чтобы в скорби земной возмужала душа,

Чтобы я укрепился на крестном пути

Прежде чем отойду, и не будет меня.

(Стих иеромонаха Василия)



Инок Ферапонт (Пушкарев). 37 лет

Мирское имя — Владимир Леонидович. Родился в Новосибирской области. Закончил ПТУ, работал в лесхозе, затем шофером.

Любил играть на гитаре, пел в местном ансамбле, серьезно занимался каратэ. Отслужив в армии, пошел учиться на лесовода, так как всегда любил уединение и природу. После учебы уехал в Хабаровский край и стал егерем. 3 года он провел в практически полном одиночестве, а затем внезапно переехал в Ростов-на-Дону к дяде, которого до этого видел только один раз в жизни. К вере он пришел благодаря знакомой женщине, пережившей после аварии клиническую смерть. Она рассказала ему о пережитом опыте и посоветовала духовную литературу. Ее слова подействовали сильно: Владимир стал ходить в храм. Вскоре он поехал в паломничество в Оптину пустынь, после которого решил уйти в монастырь.

За рекомендацией он обратился Ростовскому владыке, сказав, что ради этого готов даже мыть туалеты. Епископ решил проверить смирение будущего монаха и действительно сделал это его обязанностью. В 1990 г.Владимира приняли в Оптину пустынь, а еще через год постригли в иночество с именем Ферапонт. Инок нес послушание в трапезной: готовил для насельников и паломников. Он был мастером на все руки: с легкостью мог соорудить кухонную доску или починить гусли, которые до этого никогда в жизни не видел, плел четки, делал доски для икон, вырезал кресты из дерева, был прекрасным звонарем.

— Многие боятся смерти. Видимо, смерть несвойственна человеку, и может быть поэтому душа не желает соглашаться с мыслью о своем небытии? Нет, все же душа не умирает, но пребывает вечно.

Неприметный сибиряк Владимир Пушкарев был облачен подрясник и стал иноком Ферапонтом в день памяти сорока Севастийских мучеников, когда отец Василий говорил на проповеди: «Кровь мучеников и поныне льется за наши грехи. Бесы не могут видеть крови мучеников, ибо она сияет ярче солнца звезд, попаляя их. Сейчас мученики нам помогают, а на Страшном Суде будут нас обличать, ибо до скончания века действу закон крови: даждь кровь и приими Дух»...


У инока Ферапонта была такая жажда молитвы, что ее не насыщали даже долгие монастырские службы. Одна монахиня рассказала, как она, когда была паломницей, увидела однажды стоящего на коленях, под мокрым снегом о. Ферапонта. Через полчаса, выглянув в окно, она застала ту же картину, отметив, что инок мерно перебирает четки. Невероятно, но и через два часа она вновь увидела его, павшего молитвенно ниц, уже припорошенного снегом.


В последние дни Великого Поста, перед смертью, этот молчальник вообще не ложился спать. Молился ночами. Тайну своей напряженной молитвенной жизни он унес с собой в вечность, но мы запомнили его слова: «Да, наши грехи можно только кровью смыть».


О Ферапонте говорят в Оптиной, что он жил, «не касаясь земли».. Незаметный, безмолвный, он молился денно и нощно.

И какая у него была молитва!

Как-то раз к дежурному по храму подошел приезжий человек, рассказав, что в монастырь он попал случайно,  сомневаясь в существовании Бога, и наконец уверовал.

«Я увидел здесь, как молился один монах, - сказал он. -

Я видел лицо ангела, разговаривающего с Богом.

Вы знаете, что среди вас ангелы ходят?»

«Какие ангелы?» - удивился дежурный.

А приезжий указал ему на инока Ферапонта, выходившего в тот момент из храма.


Иеродиакон, живший с иноком в одной келье, говорил, что перед смертью Феропонт совсем не ложился спать.

Молясь ночами и позволяя себе для отдыха лишь опереться о стул. При этом всю страстную неделю он не принимал пищи. После убийства у инока Ферапонта в кармане нашли письмо со словами: «Если понадобиться помощь, буду рад оказать ее». Кому было адресовано это письмо - неизвестно.  Но многим верующим представляется, что адресат - все, кто помолится новомученику Ферапонту Оптинскому.


Инок Трофим (Татарников). 39 лет

Мирское имя — Леонид Иванович. Родился в Иркутской обл., окончил железнодорожное училище, работал машинистом. Потом устроился в Сахалинское рыболовство, 5 лет ходил в плавание. Любуясь красотами морских пейзажей, стал заниматься фотографией и даже сотрудничал как фотокорреспондент с местной газетой. Круг интересов Леонида был широким: помимо прочего он занимался в яхт-клубе, танцевал в народном ансамбле. Желая приносить больше пользы людям, он стал сапожником. Но из мастерской вскоре пришлось уйти — делая качественную обувь и на совесть ее ремонтируя, он чуть не оставил коллег без работы. После этого Леонид работал скотником на ферме, пожарным. Но потом все бросил и уехал к дяде в Алтайский край. Там он пришел к вере. В 1990 г. с группой паломников приехал в Оптину пустынь и остался там навсегда. Работал в коровнике, кузнице, заведовал гостиницей, водил трактор, был звонарем.

«Помотала меня жизнь. Я-то думал: для чего все это? А оказывается все нужно было для того, чтобы теперь здесь, в монастыре, применить весь свой мало-мальский опыт для служения Богу и людям. Слава Тебе, Господи!»


«Трофим был духовный Илья Муромец и так по-богатырски щедро изливал на всех свою любовь, что каждый считал его своим другом», – вспоминал об иноке Трофиме один трудник. «Он каждому был брат, помощник, родня», – отзывался о нем игумен Владимир. «Трофим был истинный монах – тайный, внутренний, а внешней набожности и фарисейства в нем и тени не было… Он любил Бога и всех людей!.. Плохих для него на земле не было», – говорил другой паломник.


И никто при его жизни не знал, что он был тайный аскет, но аскет радостный и являющий своей жизнью то торжество духа над плотью, когда, по словам св. прав. Иоанна Кронштадтского, «душа носит тело свое».

иеромонах Василий

Отец Василий, в миру Игорь Росляков, до Оптиной был известным спортсменом-ватерполистом. Господь наделил его многими талантами. Сохранившиеся дневники, стихи выдают в нем человека удивительно способного к слову. Его последний дневник оборвался на записи: «Духом Святым мы познаем Бога. Это новый, неведомый нам орган, данный нам Господом для познания Его любви и Его благости... Это как если бы тебе дали крылья и ска зали: а теперь можешь летать по вселенной. Дух Святый – это крылья души». Неужели так можно писать, не познав?


«Его жизнь была столь стремительным восхождением к Богу – вспоминает иконописец П., – что в душе жил холодок: а вдруг сорвется на крутизне?». Узнав об убийстве о. Василия этот иконописец потрясении воскликнул: «Отец, ты дошел. Ты победил, отец!»


****

Однажды отца Василия, покойного, убиенного нашего собрата Оптинной пустыни, когда он водил экскурсии, спросили: «Батюшка, вот смотрите, сколько храмов. А зачем столько? Можно же и дома помолиться. У меня Бог в душе». Тогда он привел один образ, одну аналогию. Он говорит: «Вы знаете, молиться дома это как в лодке плыть и грести самому, а молиться в храме это плыть на многопалубном лайнере, который идет своим, Богом установленным планом».


Так и мы, когда собираемся с мыслью, пойти или не пойти в храм, приболел или не очень приболел, то, скорее всего, надо выбирать первое, знать о том, что легко бывает только катиться на санках с горки, а чтобы принять усилие, пересилить себя, это, конечно, сложно. В этом плане очень помогают строчки из Священного Писания, которые живы, которые действенны, которые способны поднять, вразумить, просветить, изменить, зажечь что-то внутри души.


Когда возникает мысль, помолиться ли, встав утром с постели, или перед всенощной, перед воскресным днем, пойти или не пойти в храм, надо всегда вспоминать слова священного Писания, слова самого Бога, который нам говорит: «Царствие Божье нудится, и нужницы (те, кто понуждает себя) восхищают (то есть получают его)». Господь не сказал, что это будет легко: «Оно нудится». Как раз человек по себе это вспомнит, что оно нудится. Он понимает, что надо принять усилие, встать и пойти.

рхимандрит Мелхиседек (Артюхин).


Впервые плачу ....Кто понять бы мог?

Кто эти слёзы сделал бы словами? ...

Что значит : жить - идти всегда вперёд ? ...

Когда ты всё оставил за плечами ....

( из стиха иеромонаха Василия Рослякова, новомученика Оптинского)


Трое Оптинцев победили...




Читать книгу  "Пасха красная" 


Истории помощи трёх новомучеников, о.Ферапонта, о.Василия и о.Трофима


"Дерево познается по плоду" (Ин,12,33)

Насколько велико среди верующих почитание трех убитых монахов, и можно ли предполагать, что в будущем они будут канонизированы?

 архимандрит Мелхиседек заметил, что «у Господа в Евангелии есть такие слова: "дерево познается по плоду"».


Есть многие случаи реальной помощи по молитвам этой оптинской братии, ведется уже целый летописный свод, и поэтому все покажет время. Но то, что есть факт мученической кончины на Пасху 1993 года, – это уже некое свидетельство об их святой, праведной жизни


Настоятель оптинского подворья также посоветовал обратиться к книге «Пасха красная», рассказывающей о пути трех иноков ко Христу и их жизни в монастыре, отметив, что «те, даже самые краткие сведения, которые удалось собрать по крупицам, уже о многом говорят».


«Причем каждый из них – и иеромонах Василий, и инок Трофим, и инок Ферапонт – пришел к Богу из неверующей семьи. Это тоже интересно нам, в XXI веке, – как они из XX века приходили ко Христу. Каждый – своим путем, но это тоже полезно знать для нашего человеческого, духовного опыта. А относительно канонизации – все здесь в руках промысла Божьего», – сказал архимандрит Мелхиседек.


Вместе с тем он отметил, что «почитание реальное тоже есть», которое выражается, например, в том, что люди, которые приезжают в Оптину пустынь, обязательно идут в часовню, где находятся могилы иеромонаха Василия, инока Трофима и инока Ферапонта. «Надгробные деревянные кресты в ней все увешаны записками с теми или иными молитвенными обращениями», – добавил священнослужитель.


По его словам, то же самое можно было наблюдать в свое время и у часовни Ксении Петербуржской на Смоленском кладбище. «Часовня, где была похоронена святая, безбожной властью была обнесена забором, и верующие не имели к ней доступа. Но забор был весь в этих записках и свидетельствовал о молитвенном почитании святой. В конце концов, прошло какое-то время, и блаженная Ксения стала святой Русской православной церкви, и не только русской, но и вселенской святой. Поэтому все – дело времени и дело промысла Божия», – заключил представитель Церкви.



Источник: Союз православных журналистов.


Оптина Пустынь. Три светоча веры

Ярко горели в священных стенах.

Инок Трофим всем любви был примером,

Добрый, веселый и светлый монах.

А Ферапонт слыл подвижником строгим,

Немногословен, но всеми любим,

Шел по аскезы тяжелой дороге,

И на молитве был неутомим.

Отец Василий- мыслитель, наставник

Мудрый и честный в словах и делах.

Царским Путем шел к спасенью. О Главном

Миру поведал в своих дневниках...

Трое... И Троицы облик лучистый

Ярко светился в горячих сердцах.

И вот на Пасху рукой сатаниста

Были убиты. Обитель в слезах.




Колокол звонницы дрогнул со стоном-

Первым пронзен был мечом Ферапонт.

Инок Трофим, со спины пораженный,

Сделал последний предсмертный рывок:

Грянул набатом о том злодеяньи,

И с Ферапонтом , слабея, упал.

И ко Христу устремляясь сознаньем,

"Боже, помилуй Ты нас,"- прошептал.

Третьим повержен убийцей Василий.

В небо над Оптиной брызнула кровь-

Люди о Знаменьи том говорили,

Видели сполохи меж облаков...

Души их приняты в Божью Обитель,

Нам помогают незримо сейчас.

Светлые наши святые, молите

Христа о мире, о Церкви, о нас!


Долягина Лариса.



ТРИ УЛЫБКИ

Самого убийства я не видел, но на моих руках испустил дух о. Трофим. Лицо его было полно скорби и боли. Было видно, что он испытывал сильнейшие страдания. Отошел он тихо. Просто замер и все. Отец Василий прожил дольше всех и умер уже в машине скорой помощи по дороге в Козельск. Его натренированное тело всячески сопротивлялось смерти, но рана была слишком страшна.


Потом приехала милиция, начались оперативные действия, всех убитых увезли на вскрытие. Спустя несколько часов их привезли в храм св. Илариона. Насколько помню я был единственный мирянин, который присутствовал при этой первой молитве у тел убиенных братий, видел их тела еще непокрытыми, без облачений. По традиции миряне не должны быть при облачении монахов, но для меня сделали исключение. И я благодарю судьбу, что присутствовал на этой молитве. Поверьте, никогда более я не видел и не ощущал чего-то подобного. Прежде всего надо сказать о лицах убиенных братий.



Знаете, что меня поразило тогда? Все трое умерли в страшных муках, от немыслимой боли и эта боль осталась в момент смерти на их лицах. Но вот прошло несколько часов и я видел совершенно другие лица. Их даже можно смело назвать ликами, так они светились и сияли. Это не было моим экзальтированным восприятием, все отметили странное преображение лиц — на всех трех была светлая, тихая и мирная улыбка. Очень покойная и уверенная. Такое ощущение, что они увидели что-то радостное. Вот что удивительно: дух покинул тело, но преобразовал его после смерти. Вот об этих трех улыбках я говорил вначале своего рассказа. Именно их я не смогу забыть никогда. Вот явное доказательство бытия загробного мира.

Георгий Гупало




Пасха красная...


Звезды догорали в поднебесье,

Дымка над обителью плыла.

Добрые слова: "Христос воскресе!"-

Пели вразнобой колокола.

Плакали от счастья, целовались,

Свечи оплывали в теплой мгле,

Пахло куличами...и казалось -

Смерти не бывает на земле.

Но глухим набатом вдруг сменился

Ласковый напев "Христос воскрес".

Голубь белоснежный в небо взвился

И во мраке тающем исчез.






Звоны, затихая, вдаль уплыли,

Алый свет разлился в алтаре...

"Их убили! Братиков убили!"-

Оптина кричала на заре.

В тишине, без боли и без страха,

Все грехи омыв в своей крови,

Уходили к Богу три монаха -

Три неугасающих любви.

Им вослед "Христос воскресе" пели.

И на миг почудилось: с небес

Ветром, различимым еле-еле,

Донеслось: "Воистину воскрес"...


Зоя Садовская



ПАМЯТИ ОПТИНСКИХ НОВОМУЧЕНИКОВ...


Весть о трех убиенных Оптинских монахах распространилась не только по всей России, но и далеко за ее приделами и привела к покаянию множество грешных душ.

И ныне примером своей верности Христу продолжают они наставлять на путь спасения.

К их святым могилам приезжают со всего света поклониться и попросить благодатной помощи в духовных и житейских нуждах.

Чудеса и исцеления не иссякают здесь и по сей день.


Многочисленные паломники прибывают отовсюду поклониться их святым могилам и попросить благодатной помощи в духовных и житейских нуждах.




ЧУДО НА МОГИЛКАХ НОВОМУЧЕННИКОВ ОПТИНСКИХ

(Основано на реальный событиях)...

К могилкам Новомученников Оптинских,

Спешат, как прежде, люди на поклон.

И вновь звучат восторженные возгласы:

"Болезнь моя минула! Исцелен!"


Однажды, в день особый, светлый, благостный,

Когда был Старцев Оптинских Собор,

Паломница, исполненная радости,

Пришла к захоронениям во двор.


Ей так хотелось здесь уединения,

Тихонько помолиться о своем.

И вдруг, она заметила смятение,

Паломника, что плакал близ нее.


Ну что ж, весьма обычное событие,

Здесь каждый многогрешный голосил.

Мужчина робко молвил: "Помогите мне

Набрать святой земли с сиих могил."


Паломница кивнула, но ответила,

Что сами это делать все должны.

И только после слов своих заметила,

Что руки у просящего больны.


Бледны, как воск, и точно обескровлены,

И с ними он не может совладать.

И пальцы не послушные, не ровные,

И как от этой боли не рыдать.


Тогда она, конечно, устыдилася,

Сказала: "Хоть дотроньтесь до земли...

Бывают чудеса, Господней Милостью,

Без веры, разве б люди жить могли?"


И вот, вздыхая крепко от бессилия,

С надеждою, он руки возложил

На землю над могилкою Василия,

И долго-долго ими там водил.


И вдруг, он засмеялся, сел на лавочку,

И пальцы, что болели, смог разжать.

Ведь, не было реакций на буловочку,

Врачи давно хотели их отнять.


Случилось чудо, Божие Знамение,

Теперь никто не скажет, что не вем.

По искренней молитве, исцеление,

Являют Новомученники всем.


Ликуют дружно трудники, паломники,

"ОСАННА В ВЫШНИХ" иноки поют,

И Избранные Божие Угодники

Всем верующим помощь подают.






INNAYA




ЧАСОВНЯ воздвигнута в Оптиной пустыни иеромонаха Василия, инока Ферапонта и инока Трофима.

Часовню освятили в честь Воскресения Христова, поскольку, говоря словами Нины Павловой, - автора замечательной книги "Пасха красная", - "Их кровь смешалась с Кровью Христовой".




ОПТИНСКИМ НОВОМУЧЕНИКАМ...


В сотый раз затаив дыханье

Со смиреньем войду в Часовню...

Поклонюсь убиенным Братьям,

А в душе вновь набат колокольный.


Припаду ко Кресту устами,

Благоухает, словно запах лилий...

Столько счастья - быть рядом с вами,

Мой родной! Мой отец Василий!


Снова миро течёт слезинкой,

Снова свечи кроваво плачут...

Знаю, слышишь мои молитвы

И всегда со мной рядом значит.


Подойду ко Кресту, что рядом,

Положу вновь земной поклон...

Столько мне рассказать тебе надо

Мой родной! Мой отец Ферапонт!


И опять выступает миро,

А в глазах образ твой на память...

"Тишина для молитвы - сила",-

Твой совет для меня на радость.


Третий Крест обниму легонько,

Со слезами смешалось миро...

Снова лечит Своей Любовью

Нас Господь чрез отца Трофима.





Сколько душ он отвёл от мрака,

Сколько их возвратил в Дом Божий...

Дивен Бог во Святых, однако,

По-другому Трофим не может.


И четвёртый поклон для Бога,

Что врачует все наши страсти...

Что привёл к Своему порогу

Показав, что такое СЧАСТЬЕ!

Марина Исаева




Интересные страницы:

Преподобный Серафим Саровский

Равноапостольный Николай Японский (Касаткин)

Равноапостольная Нина, просветительница Грузии 

Исповедник святитель Лука (Войно-Ясенецкий)

Преподобноисповедник Гавриил Самтаврийский (Ургебадзе)

Православная мозайка